Главная / Это следует прочитать! / Размышления о профсоюзах в России или Почему у нас — не как на Западе

Размышления о профсоюзах в России или Почему у нас — не как на Западе

Ректор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов Александр Запесоцкий поделился с “Солидарностью” взглядом на положение профсоюзов в России. Он разобрал, как ведет себя западный и отечественный предприниматель, как ПУТИН учит чиновников общаться с профсоюзами и почему Россию не сотрясают такие забастовки, как во Франции.

О ЧЕМ МОЛЧАТ СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ?

Говоря о социально-трудовых конфликтах и профсоюзной борьбе, начать нужно с российских СМИ. Проблема — в “невидимости” профсоюзов. Они для СМИ как бы не существуют, а если и упоминаются, то их роль незаслуженно преуменьшается. Притом что множество позитивных социальных явлений в нашей стране держится на профсоюзах. Взять хотя бы совершенно фантастический, замечательный (по сравнению с мировой практикой) кодекс законов о труде.

Продолжить следует тем, что в Госдуме — мощная профсоюзная фракция, отстаивающая интересы работников. У страны сильный президент, во многом поддерживающий профсоюзы. И еще 20 миллионов человек, которые платят профвзносы. Эти люди не приписаны к какой-нибудь мифической организации, “партии добра и прогресса”… Нет, они реально платят взносы со своей зарплаты каждый месяц. 20 миллионов человек платят взносы потому, что видят в профсоюзном членстве для себя пользу!

При всем этом студенты, родители которых состоят в профессиональных союзах, приходят в вуз, называющийся “университет профсоюзов”, и первый курс чаще всего задает вопрос: “А что, у нас вообще имеются профсоюзы?”

Как вы думаете, почему? У профсоюзов есть социальные оппоненты: олигархи и правительство. Первые — основной держатель СМИ, к ним примыкают федеральные СМИ. И те и другие, естественно, близки к предпринимателям. По двум причинам. Во-первых, в России практикуется сращивание чиновничьего аппарата с предпринимателями. Во-вторых, государство — тоже крупный работодатель и уже поэтому противостоит профсоюзу.

Вот почему информацию о союзах в лучшем случае замалчивают, а в худшем пытаются над ними смеяться, мол, это анахронизм.

Однако в странах индустриально развитых, с сильной экономикой, профсоюзы — мощная организация, занимающая важную и признаваемую властями нишу. В Германии, например, законодательно закреплено: представители профсоюзов входят в советы директоров, доносят решения руководства до трудящихся, получают обратную связь, говорят о ней совету директоров. И это способствует стабильному развитию предприятий.

В России такого нет. Профсоюзы в начале 90-х власти пытались загнать под лавку. Власть говорила: “Они и так мощные, их слишком много — надо поддерживать новый, зарождающийся предпринимательский класс и принимать все решения в его пользу”. Долгое время государство было почти всецело на стороне предпринимателей, в руках которых оказались и СМИ.

КОГДА ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ УВОДЯТ ДЕНЬГИ

Что интересно: профсоюзы во всем мире появились не случайно. Это важный феномен совершенствования общественных отношений. Профсоюзы призваны устранять перекосы экономики, возникающие в результате хищнических действий капитализма, устанавливать баланс между интересами предпринимателей и людей, которые у них работают. Иначе было бы нечто вроде рабовладения. Ведь чего хочет предприниматель? Чтобы у него рабочие по 16 часов стояли у станка и трудились за гроши. Ему профсоюзы не нужны. Чем меньше он платит людям, тем эффективнее у него производство, с его точки зрения. Когда вырученные деньги он выводит за рубеж и покупает там себе заводы, дома, пароходы, акции, вот тогда это для него — “выгодное производство”.

Как делится доход от производства в развитых странах с крепкой экономикой? Вот предприятие получило дополнительный доллар или евро, из них уже убраны налоги и выплаты — чистый прирост. 70% идет трудящимся на зарплату. Они покупают товары для семьи и стимулируют развитие рынка. Есть спрос, он рождает предложение, движет производство, запускает новый производственный цикл. Здесь все по Карлу Марксу.

Что делает западный предприниматель на оставшиеся 30%, а иногда и 15%? Вкладывает средства в производство, модернизирует его, чтобы не проиграть конкурентам. Что-то оставляет для себя. Он думает о будущем. В России наоборот: предприниматель забирает себе 70%, работникам оставляет 30%. И что может работник на свою долю? Да, он что-то покупает деткам, жене, себе, родне… Но это не 70%, которые стимулируют развитие рынка.

А что наш предприниматель делает со своими деньгами? Он их переводит невесть куда, обналичивает. Сейчас это труднее, но он все равно находит способы. Или загоняет за рубеж и готовит там себе возможности дальнейшей безбедной жизни. Из доходов от того, что было произведено в России, 100 млрд долларов вывозится каждый год и вкладывается в чужую экономику. Назовете другую экономику в мире, которая может вот так функционировать?

ПУСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВО ВЫБИРАЕТ: ПИВО ИЛИ БАРРИКАДЫ

Профсоюзы все время говорят: платите зарплату больше. Но находятся ловко болтающие языком люди, которые отвечают: “Да ну что вы! Как только мы заплатим зарплату больше, мы разгоним инфляцию” — и так далее. “Нет, — упорствуют профсоюзы. — Вы механизм отрегулируйте”. — “А вот механизм экономический мы отрегулировать не хотим”, — отказываются властные структуры.

Все время идет очень жесткая борьба. Профсоюзы шаг за шагом создают все более нормальную ситуацию. К ним прислушиваются. Начали, когда Владимир Путин стал премьер-министром. К этому моменту он уже успешно решил ряд государственных проблем (вспомните, страна разваливалась, не было вертикали власти, регионы наделали свои законы, не совпадавшие с федеральными…). В первые два срока Путин решал задачи просто по стабилизации основ государства. Но будучи премьером, он ближе познакомился с профсоюзами и увидел в них нужный, полезный механизм.

В 2008 году Путин поддержал предложения Михаила Шмакова и Андрея Исаева о создании в СПбГУП факультета конфликтологии. Он назвал идею правильной, заявил, что будет поддерживать уникальную деятельность вуза и считает ее важной. Почему? Потому что наихудшее, что может произойти в стране, — это революция. Насильственный слом государственных институтов. Но и забастовки, жесткие конфликты работников с работодателями  вредны для экономики. Здесь надо садиться за стол и договариваться. Шмаков спокойно, официально говорит: “Мы организация, предпочитающая договариваться, а не конфликтовать. Только понимайте и учитывайте наши интересы”.

На Западе сейчас идут масштабные протесты. СМИ показывают, как работники целой отрасли, пытаясь добиться прав, выходят на забастовку и парализуют страну. А в России профсоюзы ведут себя с разумной мерой жесткости, стремясь предотвратить потрясения. Улучшить при этом все уровни экономики: семей работников, предприятия, всей страны в целом. И это, надо сказать, во многом удается.

СМИ в нашей стране не освещают борьбу профсоюзов. Но это не значит, что достижений нет. Чего добились профсоюзы? Например, в постсоветский период в наши законы были внедрены стандарты Международной организации труда. Как итог, в каждом регионе есть трехсторонние комиссии: это профсоюзы, союзы работодателей и предпринимателей, государственные органы, губернаторы. По несколько раз в год они собираются, ведут переговоры, заключают соглашения.

Власть не идет навстречу легко — в регионах много бюджетных учреждений, но профсоюзы ищут разумный компромисс. За отсутствием забастовок у нас стоят очень жесткие конфликты, просто они имеют цивилизованные формы.

Профсоюзы давят, государство и предприниматели — сопротивляются. Но идет поиск разумных компромиссов. Вся конфликтология нацелена на предотвращение острых фаз развития конфликтов. Это и определенные технологии, и профессиональная подготовка, и формирование сознания участников… Во всех трех сторонах соцпартнерства бывают люди, которые ведут себя неправильно, когда они не подготовлены.

Предприниматели у нас дикие, намного более дикие, чем на Западе. Их удается обуздывать с помощью прокуратуры, которой сам Путин поручает следить, чтобы не было задержек зарплаты. Но кто поднимает все эти вопросы? Профсоюзы. Это они добиваются поддержки власти и находят общий язык с ней.

Путин тоже воспитывает чиновников, причем довольно интересно. Так, Медведев — намного дальше от профсоюзов, чем президент. И вот Путин приводит его на первомайскую демонстрацию, они вместе идут в колонне по Москве, потом заходят в ближайшую пивную. А на Западе пивная — одно из мест общения деятелей профдвижения. (Не гламурные рестораны же!) Вот садятся Путин, Медведев, профсоюзы. Так президент показывает, что надо с профсоюзами нормально разговаривать. Нельзя разговаривать нормально только с предпринимателями. Дмитрий Анатольевич это все видит. Не знаю, правда, в какой степени воспринимает. Путин личным примером влияет на чиновников, дает понять им, что разговор с профсоюзами — лучший способ услышать потребности тех, кому платят зарплату.

Потому что если власть не услышит профсоюзы, то услышит народ уже на баррикадах. Булыжник — орудие пролетариата. Начнут окна бить и будут правы. Все равно тогда придется идти им на уступки. Но, так сказать, это будет другая общественно-политическая обстановка… Вот как когда провели монетизацию и люди на улицы вышли. Профсоюзы сказали: “Мы с вами только вчера об этом говорили, вы нас не услышали. Позавчера говорили, вы нас не услышали”. Вот и Путин недавно в послании Федеральному собранию сказал о Западе, как профсоюзы иногда говорят власти: “Вы нас раньше не услышали, а теперь слушайте”.

ПРОФСОЮЗЫ И ПАТРИОТИЗМ

Умение профсоюзов договариваться и гасить конфликты важно для страны. Это работа над созданием настоящего гражданского общества, над гармонизацией отношений между людьми, у которых в чем-то разные интересы, но в чем-то общие. Когда в Германии на совет директоров приходит представитель профсоюзов, он хочет разорить предприятие? Нет, он и предприниматель в одной лодке.

И такое сознание надо формировать. Наша научная работа и подготовка специалистов на факультете конфликтологии нацелена на снятие противоречий. Чтобы нашу страну не сотрясали забастовки. Во Франции транспортники собираются бастовать до лета. И будут, пока их требования — хотя бы частично — не удовлетворят. Поезда во Франции встали. Самолеты тоже: “Эйр Франс” бастует. Для производства это многомиллиардные убытки. России подобное нужно? Так вот, если не нужно — то все должны быть соглашателями. Включая власть.

Шмаков эту идею проводит с 93-го года, когда он возглавил российские профсоюзы. Да, все должны быть соглашателями, но это не означает принятия условий другой стороны. Это означает — добиться согласия. Провести разумные переговоры и получить приемлемый, полезный результат для страны.

Профсоюзы — организация патриотическая. Предприниматель, скажем так, интернационален. Он может взять свои деньги и с ними уехать. А члены профсоюзов куда уедут? В страну с другим языком, не имея денег? Продавать свои руки? Трудящиеся, профсоюзы — часть общества с наиболее глубокими патриотическими интересами, поэтому Путин на них и опирается. Поэтому за него и голосуют профсоюзы.

Будучи в оппозиции власти, на выборах профсоюзы, однако, говорят: “Мы будем голосовать за Путина, потому что его политика отвечает нашим интересам; он работает на страну, а мы хотим сильную страну со множеством рабочих мест и хорошими зарплатами. Да, у нас сейчас невысокие зарплаты, но если мы потеряем страну, мы потеряем все”. И это тоже позиция. Интересная позиция. Так что профсоюзы никуда не денутся, а наш факультет будет работать над снижением конфликтности в обществе и над повышением, так скажем, числа цивилизованных способов и возможностей решать конфликты.

Источник: центральная профсоюзная газета «Солидарность», № 18/2018

Смотрите также

Генсовет ФНПР об изменениях в законодательстве РФ

31 октября в Москве под председательством Михаила Шмакова состоялось заседание Генерального Совета Федерации Независимых Профсоюзов …