Александра Федоровна Рылькова

«Матери годов шестидесятых, воевавшие в сороковых…»

ОЛЬГА ЦВЕТКОВА, председатель первичной профсоюзной организации Банка ВТБ 

img015 (2)Я рассказала о своем отце – Николае Васильевиче Хохрине, участнике самых тяжких боевых действий от первых дней Великой отечественной войны до разгрома Квантунской японской армии. Но и мама моя, Рылькова Александра Федоровна (1921 г.р.), также была на фронте и окончила свою боевую службу в звании ефрейтора. Сегодня мама не только помнит каждый день войны, но и пишет воспоминания о своих фронтовых днях. И еще она пишет  стихи.

«Главное, что привело нашу страну к Победе, — пишет моя мама, — это огромный патриотизм, настоящая любовь к своей Родине. Я утверждаю это, потому что являюсь свидетелем такого патриотизма».

Начало войны мама застала в Ленинграде, будучи студенткой, и эвакуировалась к своим родителям в г. Данилов Ярославской области.  Город хоть и небольшой, но он являлся крупным железнодорожным узлом Северной железной дороги. Мама вместе с другими комсомолками дежурила сутками на вокзале, встречала эшелоны с эвакуированными уже из блокадного Ленинграда людьми, оказывала им первую помощь. «Прибывшие ленинградцы в прямом смысле были полуживые, были и мертвые, умершие в дороге», — рассказывает мама.  «Некоторых развозили в больницы, других кормили, отправляли дальше на восток и ждали следующий эшелон».

В то время шли жесточайше бои под Москвой. Правительство приняло все меры, чтобы не допустить врага в Москву. Была создана мощная противовоздушная оборона. К этому времени уже было создано большое количество зенитных орудий средней и малой зенитной артиллерии. Потребовалось много людей, поэтому правительство приняло решение призвать в ряды Красной Армии женщин, которые в основном несли службу в ПВО, это были в основном комсомолки.

Из воспоминаний мамы:

«В Данилове, в апреле 1942 года было городское комсомольское собрание, на котором выступил военком. Он сказал: «Девушки, вы не военнообязанные. Но Родина доверяет вам оружие». Лично я испытала гордость за такое доверие.

На другой день все девушки, которые были на собрании, пришли в военкомат с заявлением о желании идти на фронт. Нас отослали по домам, чтобы мы «хорошо подумали, потому что война – не прогулка, а тяжелое испытание, ведь кто-то, может, прольет кровь, а кто-то и жизнь свою оставит на поле боя». Но на следующий день мы снова все пришли в военкомат заявлениями о желании служить Родине.

Так, с 10 апреля 1942 года я стала красноармейцем 660-й Отдельной зенитно-пулеметной роты Рыбинск-Ярославского дивизионного района ПВО, входившего в состав Северо-западного фронта.

Ярославль ежедневно подвергался нападению с воздуха. Промышленный город – от него шли пути на север, на восток до Владивостока, обеспечивающие фронт всем необходимым. Фашисты всеми силами старались перерезать эту артерию, связывающую Москву и фронт с северной и восточной частью нашей страны. Немцы в первую очередь стремились разрушить ж/д мост через Волгу, по которому беспрерывно шли мощные грузы военного назначения. Но ни одна бомба не попала на столь важный объект, благодаря защите ПВО. Да и вся Северная дорога была защищена от воздушного нападения. Служба была у нас нелегкая, но и дисциплина была крепкая, и могу с уверенностью сказать, что мы оправдали доверие правительства.

В середине июля 1944 года мы продвинулись к западу. Помню, наш эшелон был первым, мы все время останавливались, потому что немцы, отступая, резали шпалы, выворачивали рельсы.  Впереди была бригада – восстанавливала пути.

Наша рота вошла в состав 2-го Прибалтийского фронта. В конце июля 1944 г. наши войска готовились к освобождению Риги, шли жестокие бои в районе шоссе Даугавпилс – Резекне. Резекне освободили 27 июля 1944 г., и наша 660-я ОЗПР заняла позицию на станции Резекне.

г. Рига, 1945 г.

Немцы отчаянно сопротивлялись, стремились удержать шоссе Даугавпилс – Рига, поэтому беспрерывно бомбили станцию Резекне и днем, и ночью.  Ночью начинали ровно в 23 часа и бомбили до рассвета.

Мы не одни стояли в этом районе – чуть подальше работали 75-мм пушки, на них работали, как и мы, тоже студенты. Наши девушки ни разу не дрогнули под летящими самолетами противника. Теперь некоторые девочки были уже командирами расчетов, а также были первыми номерами, вели огонь уверенно прицельно, сбивали осветительные ракеты, которые бросали немецкие летчики, а наши прожектористы, где-то рядом находившиеся, ослепляли немецких «Юнкерсов», и потому немецкие бомбы не достигали цели.

Конечно, были, к сожалению, и неудачи, были и жертвы, были среди нас и раненые и очень тяжело, многие получили контузии. Но главное – мы с честью выполняли свою задачу, а главная задача была у нас у всех одна – это ОТСТОЯТЬ РОДИНУ! Вот потому мы каждый год празднуем ДЕНЬ ПОБЕДЫ!»

И для нас вовеки будут святы
В белизне отметин снеговых
Матери годов шестидесятых,
Воевавшие в сороковых…

Эти строки с любовью и признательностью написал поэт Марк Соболь. И я с такой же любовью и признательностью отношу их и к своей маме.

А это одно из стихотворений моей мамы, Рыльковой Александры Фёдоровны:

А.Ф. Рылькова, 9 мая 2014 г.

 

ФРОНТОВИКИ
Пригрело солнышко в апреле,
Растаял потемневший снег,
И у подъездов на скамейках
Теперь свободных мало мест.
Сидит молоденькая мама,
Малыш в коляске крепко спит,
Им хорошо, им знать не надо,
Кто рядом на скамье сидит.
А на скамьях сидят старушки
И старички преклонных лет.
Ведут беседу о насущном –
Живем не так, порядка нет…
Давно их повзрослели внуки
И разлетелись, кто куда,
Кто к делу приспособил руки,
А кто подался в господа.
Проходит поросль младая,
Не скажет «здрасьте» иль «привет»,
А просто так проходят мимо,
Как будто никого здесь нет.
Но раз в году, на день Победы,
Заметны будут старички,
Не просто бабушки и деды,
А это ведь фронтовики!
Они наденут все медали
И боевые ордена,
И вспомнят, как освобождали
От гитлеровцев города.
И как не раз в смертельной схватке
Теряли боевых друзей,
А дома долго, долго ждали
С фронтов каких-либо вестей…
Да все теперь не перескажешь,
Была жестокая война…
Скажу одно, – солдаты знали,
Что Родина у них одна!
22 апреля 2002 г.