Константин Павлович Шейко

«Воинский путь длиною в жизнь»

АННА ГРИНЕНКО, эксперт Департамента информационных технологий Банка ВТБ

С самого моего рождения рядом со мной находился подтянутый седовласый старик – мой дед, Шейко Константин Павлович, полковник погранвойск в отставке. До сих пор глядя на него, каждый мог бы сказать, что это военный, офицер. Именно глядя на него, я вспоминаю тех дореволюционных офицеров, описанных Александром Сергеевичем Пушкиным в «Капитанской дочке» и Алексеем Николаевичем Толстым  в «Кавказском пленнике».

Его приход в этот мир приветствовали рождественские колокола (он родился 7 января). Прадед родился в тяжелые, но такие интересные  для страны времена – в 1926 году.

Воинский путь моего деда  начинался с того, что в 1943 году по окончанию средней школы он пошел  на фронт рядовым, где уже воевал его отец и старшие брат и сестра. Это был высокий, худощавый  17-ти летний юноша с темно-русыми волосами и серыми серьезными глазами.

То упорство, с которым он добивался привилегии защищать свою Родину, по словам близких, досталось ему от отца.

Сама же война ворвалась в большое село в Луганской области и непосредственно в жизнь мое деда июньским солнечным, жарким днём. Эта страшная новость пришла в село в средине дня и все резко изменила. Взрослые знали, что такое война, и она легла сразу же печалью и тревогой на их лицах. Дети же больше с любопытством наблюдали за развёртывавшимися событиями.

Началась мобилизация людей, техники, лошадей, продовольствия, военная подготовка подлежащих мобилизации.

Старшего брата проводили в армию первым из их семьи – 7 июля 1941 года. Он был направлен в Чугуевское пехотное училище.

10 октября 1941 года ушёл на фронт отец деда. Ему было тогда сорок два года.

Потом в 1942 году ушла на фронт добровольцем старшая сестра – учительница местной школы.

Зная своего прадеда, могу сказать, что он сильно переживал эту свою невозможность присоединиться к своим родным на фронте. Но пришел и его черед. Два года он шел дорогами войны. Два года с востока на запад по своей родной Украине до границы с Румынией… Какими же они, наверное, казались ему длинными, тяжёлыми и трагичными.

Про войну дед говорить не любил и не любит, хотя с охотой рассказывает курьезные случаи, произошедшие во время его службы связистом кодированной правительственной связи, которая обеспечивала согласованность действий между фронтами и Главным командованием страны.

Например, про то, как однажды вечером рота построилась на вечернюю проверку. Шла перекличка, темно, только слабый лучик фонарика в руках проверяющего, метался от списка к строю, а в это время над Новым Осколом взметнулись в небо лучи прожекторов, захлопали зенитки, слышался гул самолётов. Моторы работали с подвывом – немцы. Перекличка приостановилась, гул самолётов над ними, все наблюдали, что творится в небе, но строй стоит на месте. И вдруг…с неба шипящие звуки:

– Ш-Ш-Ш… и шлёп, шлёп возле строя.

Кто-то поднял, упавший предмет и крикнул:

– Ребята, это осколки! Тёплые!

Строй без команды рассыпался. Все бросились в укрытие. Как оказалось, на них посыпались дождем осколки  рвущихся в небе снарядов советских зениток.

Деду повезло. В отличие от своего отца, погибшего под городом Духовщины, и старшего брата, пропавшего без вести при защите Донбасса, он пришел домой целым и невредимым, ни разу не был ранен ни в мясорубке Курской дуги, ни при форсировании Днепра, ни в Корсунь-Шевченковской, ни в Ясско-Кишиневской операциях. Его продолжали беречь его рождественские колокола.

фото 2День Победы Константин Шейко встретил на Украине в воинском звании «сержант» командиром отделения.

Потом было погранучилище и заставы на дальних рубежах: в суровой и строгой Эстонии, в солнечной и гостеприимной Грузии. Было обучение в Пограничной Академии.

В апреле 1959 года, во время обучения на пограничном факультете Военного института на дне рождения одного из учащихся старших курсов произошло знакомство капитана-пограничника Шейко Константина и будущего космонавта, майора авиации – Владимира Комарова.

Фото 3После обучения служба продолжилась в штабах частей, округов и Главного штаба пограничных войск. И каждый раз он нес свою службу, оберегая Родину, как собственную мать. Прадед отдал сорок четыре года охране покоя тех, кто был за его спиной.

Но и сейчас он не может, да и не хочет останавливаться и ведет свои бои уже не на пограничных рубежах, а за души современной молодежи, приходя в школу и рассказывая мальчишкам и девчонкам о той далекой и практически для них нереальной войне. Рассказывает, чтобы не забыли, какой ценой было куплено, оплачено, завоевано современное мирное небо над нашими головами. Мы ведь последнее поколение, которое видит и может поговорить с этими легендарными людьми вживую.

В настоящий момент он, как член Совета ветеранов, предпринимает все возможные меры к созданию школьного музея боевой славы.

Но в заботе о нас ветераны не забывают и друг о друге. Ветераны встречаются, вспоминают былые военные годы, людей, которых с ними уже нет.

И в семье дед всегда был, и  остаётся настоящим полковником, настоящим главой семьи. Любой из нас всегда мог подойти к нему за помощью и получить дельный совет.

Дед охотно помогал с уроками трем поколениям детей в нашей семье. Выученные с ним уроки были выполнены всегда на «отлично». Меня он учил кататься на лыжах и коньках, а моему сыну, своему правнуку, он показывал, как собирать полку для книг.

Но всегда заботясь о нас, в ответ и он получал необходимую ему помощь.

Несмотря на то,  что в повседневной жизни он был строг со всеми, к себе был ещё более строг.

Фото 5Фото 4

При слове простейшем и кратком,
Но значимом так – «Офицер»,
Пред мысленным взором вдруг встанет
Мой дед — благородства пример.
И пусть седина, пусть давно он в отставке,
Но по выправке строгой скажет любой:
«За спиной человека путь серьезный и долгий,
Но чтоб не случилось, он опять встанет в строй!»
Встанет в строй, как полвека он в строй становился,
Но вот только в своих он не станет стрелять,
Офицер для него – это больше, чем стража,
А граница России дорога как и мать.
Он сумел, он прошел сквозь огонь и сквозь воду,
Не жалел он себя и не требовал лишних наград,
Он был просто таким: честным, доблестным и справедливым,
Он был просто из тех, кто первым спешит на набат.
/Гриненко Анна /